?

Log in

Стрелок и мишень (врезка 3) - Лучший химик среди физиков и наоборот... [entries|archive|friends|userinfo]
Штирлитц

toodoo-key: yyn2tjeZsc7QtYXgf8YTE

[ website | My Website ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Стрелок и мишень (врезка 3) [May. 9th, 2011|11:20 pm]
Штирлитц
  Она гладила его по голове, запуская свои пальцы в густые, длинные волосы. Его голова лежала у нее на коленях. Он приоткрыл веки и сразу же закрыл их. Солнце в зените светило прямо в глаза. Вдруг на его лицо упала капля. Вот еще одна. И еще одна. Капли были мелкими и теплыми. И капали как-то неохотно. Одна из них упала ему на верхнюю губу. Он слизнул ее языком. Соленая…
- Не плачь, - прошептал он, - Не сейчас…

  Сквозь щели дверцы буржуйки пробивались всполохи света. Поленья горели и громко щелкали, щедро отдавая тепло. Она тихо спала, свернувшись калачиком. Он поправил одеяло, сползшее с ее ног и укрыл ее поплотнее своим старым армейским бушлатом. Нужно было уже ее будить, но он, посмотрев на часы, решил, что еще полчаса он сможет выкроить. Пусть поспит. Стараясь не шуметь, отрыл дверцу печки и подкинул еще пару поленьев. Потом мягко вернулся к лежаку и лег рядом. Поставил руку на локоть, положил голову на ладонь и стал наблюдать, как она спит.

  Ее лицо было на половину закрыто воротником бушлата. Она зарылась в него носом. Пряди ее волос лежали волнами на импровизированной «подушке» спального мешка, постеленного вниз. Ее дыхание было размеренным и глубоким. Она спала крепким и спокойным сном. В последнее время ей не часто доводилось вот так поспать. Чаще всего приходилось спать урывками по три-четыре часа. Лежа зачастую на голой земле и пытаясь не замерзнуть и просыпаясь от каждого шороха. И вот сейчас она могла позволить себе такую «роскошь», как спать крепким сном, не беспокоясь за свою безопасность. Ведь рядом был он. Удивительное дело, она такая сильная и независимая, оказываясь рядом с ним, моментально переставала чувствовать себя такой. Это было странное и в тоже время приятное и давно позабытое чувство. Чувство быть маленькой и беззащитной. Быть просто женщиной. Засыпать у него нагруди и знать, что никто и ничто не потревожит ее сон. Вот и сейчас она спала крепким сном, но щекой чувствовала, что он уже проснулся и смотрит на нее, как она спит.

  Он скосил взгляд на часы – пора. Он аккуратно поправил ее челку, убирая волосы со лба, провел пальцем по брови. Ни какой реакции. Тогда палец продолжил свой путь по щеке. Убрал волосы с уха. Наклонился и его губы тихо прошептали ей на ухо:«Солнышко, пора». Она неохотно потянулась, перевернулась на спину, но глаз не открыла. Тогда он аккуратно откинул воротник бушлата, который закрывал половину ее лица. Он снова убрал ее волосы, которые снова упали ее на глаза. Провел подушечкой пальца по ее носу. Она недовольно мотнула головой. Тогда наклонился ближе и едва-едва коснулся своими губами ее губ. «Просыпайся», - тихонько сказал он и снова поцеловал ее. Ее глаза резко открылись и внимательно посмотрели на него. Они, не моргая, смотрели друг другу в глаза несколько секунд. Потом он еще раз прикоснулся к ее губам своими губами. Она закрыла глаза и ее губы ответили на его поцелуй.

  В маленьком, тесном, темном, каменном каземате гулко топилась старая и ржавая буржуйка. Рядом с печкой на стене, было развешано на крючках различное снаряжение. Чуть поодаль, в углу, в пирамиде, стояли старенький АК-74 и ВСС«Винторез». На столе, у стены, лежали какие-то схемы и карты. Чуть в стороне две железные кружки с остатками чая. На противоположной стене висел светильник, в котором горела свеча, беспокойно дрожа пламенем. И в этом полумраке, на лежаке, среди вороха спальных мешков и одеял, целовались двое.

  Он непомнил, как они остались без одежды. Помнил только одно, как не мог оторваться от ее уст. Как будто утолял жажду после долго перехода по пустыни. Он «пил» из ее уст и не мог никак «напиться». И дальше было все, как во сне. Ее шея, плечи, грудь, живот, бедра. Как она, с тихим стоном и слегка прогнувшись в спине,«приняла» его. «Солнышко моё!». Ее пальцы в его волосах. Ее глубокое и прерывистое дыхание. «Хороший мой!». И жар. Огонь внутри, который почти обжигал, но был так сладок! И крик. И ноготки, снимающие кожу со спины. И дрожь по всему телу. И как они лежали обессиленные и счастливые рядом и она запустив свои пальцы перебирала его длинные волосы…

  Боли уже небыло. Он открыл глаза, но уже ни чего не увидел…
  Она сидела на земле, держала его голову на своих коленях и гладила его по голове, запуская пальцы в его густые, длинные волосы. Ее слезы скатывались по щекам и срываясь с подбородка капали ему на лицо. А он смотрел на нее пустым и немигающим взглядом…

(с) мой




http://vkontakte.ru/note516570_10952159
linkReply